Рассказ Евгения Шадрова. «Дело о чувстве вины»

  • 27 мая 2016 в 13:49:31
  • Отзывы : 0
  • Просмотров: 636
  • 0
 

Рассказ Евгения Шадрова. «Дело о чувстве вины»

- В Суду Совести рассматривается исковое заявление от гражданина Просина о возмещении морального ущерба, нанесённого ему гражданином Чувиновым в связи с несбывшимися надеждами. Просьба всех занять свои места. Суд начался. – Закончил свою речь судья, передав слово прокурору.

- Дамы и Господа, перед Вами ненадёжнейший человек, перечеркнувший все планы и мечты потерпевшего, многоуважаемого гражданина Просина. Чувинов Григорий Захарович с детства не оправдывал надежд. Сначала надежды родителей, когда приносил со школы не только пятёрки, а ещё четвёртки и даже тройки! - Повысив голос прокурор, отметил столь важный момент под вздох присяжных.
– Далее он не смог поступить в престижный ВУЗ, чем вызвал неодобрение родных и колкие замечания своих одноклассников. Но не это самое страшное, господа! Григорий Захарович, со всей заботою и добродушием принятый в ряды компании ООО «АОА», уволился оттуда через три года, поставив в неудобное положение не только своего начальника, но и предав саму идею компании о братстве и преданности. Так ведь, Виктор Семёнович?

- Так-так! Обещался верно и плодотворно служить общему делу, неблагодарный тип! Мы тебя, можно сказать, на улице взяли, а ты что?! – недовольно выкрикивал гражданин Просин.

- Истец, выбирайте выражения, - прервал его судья, - обвинение, продолжайте!

- Собственно, дело тут ясное. Обвинение просит признать ответчика виноватым в данном иске и пожизненно выплачивать гражданину Просину моральный ущерб. У нас всё, гражданин Судья.

- Есть ли что сказать ответчику? – Судья повернулся к Григорию Захаровичу.

- А что мне сказать, гражданин Судья, всё по делу. Мне ужасно стыдно за то, что я не смог быть тем, кем меня бы хотели видеть. Чувствую себя виноватым и не знаю, как загладить случившееся. Но, сумма долга непомерно высока для меня. Прошу ослабить меру пресечения. У моего адвоката есть, что сказать в мою защиту.

- Слово предоставляется адвокату. – Объявил судья.

- Дамы и Господа, мне не в первый раз приходится заниматься подобными исками. Редко, когда мои клиенты бывают полностью невиновными. И всё же, я хотел бы прояснить несколько моментов. Гражданин Просин, скажите, что входило в обязанности моего подзащитного в период работы в Вашей компании?

- Вся черновая работа, работа с клиентами, внеурочная работа. Так же мои всевозможные поручения. – Ответил истец.

- Справлялся ли ответчик со своими обязанностями?

- Да, лучше, чем его предшественник.

- А что же заставило Вас обратиться в Суд?

- Понимаете, характер моего бывшего работника привёл к тому, что я поверил ему. Поверил в его всемогущество, в его нерушимую работоспособность. Вся компания не могла нарадоваться его успехам в деятельности. Мы раз за разом увеличивали ему нагрузку. Оставляли на него обязанности других сотрудников, если последние болели. Гришка со смирением истинного монаха принимал всё с благодарностью. Почти ничего никогда не просил. Не о каком повышении заработной платы мы даже не вспоминали. Связывали с ним столько планов, а он! – махнул рукой истец.

- Что он? – уточнил адвокат.

- Бросил нас! Неожиданно взял и ушёл! Оказалось, что все дела были на нём. Мы рухнули! Рухнуло не только наше настоящее, но и будущее. Это удар! Как он мог?! Мы же столько вложили в него, создали все условия для труда и роста! Что с нами дальше будет?! – Разволновался Виктор Семёнович.

- Уважаемый Истец, попрошу взять себя в руки. Вы заявили, что ответчика взяли, чуть ли не, с улицы. Да будет Вам известно, что Григорий Захарович весьма успешно закончил высшее заведение и мог выполнять более квалифицированную работу, чем ту, которую Вы ему давали. Вы же привили ему чувство вины, что он ничего не смыслит в Вашей деятельности. – Продолжил адвокат.

- Я-я, да, как же… - промямлил Просин.

- Та трудовая деятельность, которую осуществлял мой подзащитный, Вами оплачивалась в разы ниже, чем средне рыночное вознаграждение за аналогичный труд.

- Возражаю! Никто не заставлял ответчика, он сам согласился на такие условия! – Возразил прокурор.

- Возражение принимается. Это не имеет отношение к иску. – Сказал судья.

- Позвольте продолжить. Конечно, Вы обеспечили ответчика рабочим местом, занятостью и первоначальным обучением работе с первичной документацией. Сколько времени потребовалось на обучение? – Задал вопрос Чувинову адвокат.

- День-два, ну может три… - Неуверенно ответил Григорий.

- Пускай три дня! – Перебил его адвокат. – Всего три дня Ваших вложений в работника вместо трёх лет труда с минимальной оплатой. И Вы ещё требуете моральный ущерб?!

- Протестую! – прогремел голос прокурора.

- Протест отклонён. Продолжайте! – Кивнул в сторону адвоката судья.

- Господа присяжные, Истец умело пользовался неуверенностью и чувством вины моего подзащитного, привитых ему с детства. Брал с него обещания помогать, прикрываясь немощью других сотрудников, великими планами ООО «АОА», которым с уходом ответчика якобы не суждено было сбыться. А ведь у Григория Захаровича не было умения «дать отказ», стало быть, он стал жертвой Виктора Семёновича. – Указала пальцем на истца защита.

- Что за вздор! Я – честный гражданин! И никогда никем не манипулировал! – Взъярился Просин.

- У Вас есть доказательства? – Спросил Судья у адвоката.

- Нет, многоуважаемый Судья. У меня всё. – Закончила защита.

- Что же, последнее слово предоставляется ответчику.

- Погодите… Вы знаете, что-то во мне поменялось, пока я слушал речь моего адвоката. А ведь правда, я вложил в дело Виктора Семёновича три года своей жизни и все силы, что имел. Получал я за это жалкие гроши, опыт тоже довольно быстро набрал, и крайние пару лет работал только на своём чувстве вины перед коллегами и лично перед Виктором Семёновичем. Он же в свою очередь всячески одобрял такую мою позицию. Господа присяжные, если Вы нарушаете правила дорожного движения, то Вам выписывают штраф, оплатив который, с Вас снимается ответственность. И если Вам снова и снова приходится оплачивать одну и ту же квитанцию, не покажется ли Вам это несправедливым? – Обратился Чувинов к присяжным. Те одобрительно покивали. – И тут мне вдруг пришла мысль. А ведь я уже давно оплатил все штрафы, и не по разу. Вся моя переплата – это цена за излечение от чувства вины. И не моё более дело, что кто-то решил пожить за мой счёт, пусть и неосознанно. С этого момента чувства вины во мне нет. За свои проступки готов нести ответственность. В этом же деле обвинение полностью базировалось на моём согласии в собственной вине. В связи с чем требую прекратить разбирательство. Благодарю Вас за урок, господа.

- В связи с отказом ответчика от чувства вины и ввиду отсутствия его ответственности перед истцом, последний получает отказ. – Стук судейского молотка поставил точку в процессе. - В Суду Совести рассматривается исковое заявление от гражданки Мучениковой о возмещении морального ущерба, нанесённого ей гражданином Романтиковым в связи с несбывшимися надеждами о счастливой жизни и загубленных лучших годах. Суд начался. – Закончил свою речь судья, передав слово прокурору.

 
 

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.18.0 (Professional) (opencartadmin.com)

 
Оставить отзыв
Ещё никто не оставил отзывов к записи.